Свежие комментарии

Журналист «ЗБ» побывал в мастерской скульптора из Ростокина

Журналист «ЗБ» побывал в мастерской скульптора из Ростокина

Владимиру Лепешову только что исполнилось пятьдесят. В начале ноября в зале Союза художников России на Беговой должна была открыться его персональная выставка. Но тут снова встрепенулся коронавирус, поэтому выставку перенесли на январь. Но корреспонденту «Звездного бульвара» Михаилу Петрову пандемия не помешала заехать к к скульптору в мастерскую на улицу Вильгельма Пика. Не забыв надеть маску, корреспондент направился в гости посмотреть, что именно Лепешов собрался показать зрителям. О том, как прошла встреча с мастером, Петров передает на страницах «ЗБ«, а мы делимся и тут.

«Я именно так это ощущаю»

Начнётся новая экспозиция в зале Союза художников с работы «Царская семья». На неё Лепешов потратил 10 лет жизни.

— Почему вы вдруг решили рассказать о царской семье? — спрашиваю у скульптора.

— Семья Николая Второго была покровительницей художников, вот она меня и ведёт по жизни. Я православный, и именно так это ощущаю, — ответил Лепешов.

«Царская семья», кстати, уже живёт «земной», не только галерейной жизнью. В деревне Аляухово под Звенигородом в честь царственных страстотерпцев возвели храм. Его настоятель протоиерей Алексий Гомонов попросил скульптора сделать бронзовую копию, которую и установили у храма на гранитном постаменте.

 — Вторую копию заказала недавно игуменья Антония, настоятельница женского монастыря под Хабаровском, там тоже строят храм Святых царственных страстотерпцев, — рассказывает Владимир Лепешов.

Жуков на необычной лошади

Маршал Жуков у Лепешова получился необычным, совершенно непохожим на того, которого мы видим, например, перед Историческим музеем. Это не портрет, а скорее коллаж, в котором лошадиная голова играет собственную художественную роль. Она сама похожа на новое секретное оружие русских.

— Для меня Жуков — икона войны, апокалиптический всадник, — говорит Владимир. — Он как бы говорит воякам, собирающимся в новый поход на Россию: не знаю, что вы там нафантазировали, ребята, но мы будем побеждать всегда. Ведь с нами Бог. Так что бойтесь!

«1917-й»

Значительная часть его работ посвящена православию.

— Есть этому объяснение? — спрашиваю у Лепешова.

 — Я крестился, когда мне было 20 лет. И случилось это в Сергиевом Посаде, куда мы после скитаний по СССР переехали по решению отца, архитектора по профессии.

Лепешову интересны русские исторические фигуры и события, которые, по его мнению, до сих пор обойдены вниманием художников. Вот, например, работа с лаконичным названием «1917-й». В центре — лицо Тихона, только что избранного патриархом. Над ним — серафимы, внизу — красноармейцы в будёновках с наручниками наготове.

 — Белые называли патриарха Тихона красным, а он предавал анафеме Ленина. И при этом не делил русских на красных и белых. И только он и способен был их примирить. Даже ценой собственной жизни. А это, мне кажется, настоящее православие, — говорит Владимир.

Откуда взялся бюст Кардена

В январе на Беговой он обязательно выставит своих Колчака, патриарха Ермогена, Солженицына, двойной портрет Александра Третьего и Иоанна Кронштадтского. Ему важно, как оценит его героев зритель. На выставке будет один персонаж, который как будто не из российской истории. Пьер Карден.

 — Портрет был заказным, однако родственники Кардена, которые хотели поставить бюст у себя в особняке, модельера не признали, — говорит Лепешов. — А мне он дорог. На нём я опробовал метод усиления, которым мастерски владел мой учитель Владимир Ефимович Цигаль. Образ стареющего модельера с провисшей шеей и в ультрамодных очках, решённый в монументальном ключе… Оказалось, это работает. Вызывает у зрителя чувства.

Журналист «ЗБ» побывал в мастерской скульптора из Ростокина

Памятник прославленному лётчику Михаилу Бабушкину в Бабушкинском районе Москвы Фото: Роман Балаев

Скульптуры Лепешова в СВАО

Памятник лётчику Герою Советского Союза Михаилу Бабушкину (ул. Лётчика Бабушкина, 11/2, корп. 1);

Памятник Дворнику (Малахитовая ул., 7);

Скульптуры, изображающие персонажей уральских сказов Павла Бажова (сквер на углу улиц Бажова и Малахитовой);

Памятная доска Станиславу Ростоцкому (ул. Сергея Эйзенштейна, 6) установлена на доме, в котором кинорежиссёр прожил 40 лет.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх